Лев Харитон: Дидро, замечу мимоходом...
Написано 07/02/07 в 11:21:37 GMT+02:00 EuRuChess
Лев ХаритонЛев Харитон, США, Бруклин, 6 февраля 2007

В применении к шахматным талантам Дени Дидро в своем романе «Племянник Рамо» написал так: «Можно быть глупым человеком и в то же время сильным шахматистом». Выдающийся просветитель неплохо играл в шахматы и, видимо, знал, что говорил. Слова Дидро пришли мне на память, когда я в апрельском номере (за 1915 год!)  журнала “British Chess Magazine”откопал такие слова второго чемпиона мира Эмануила Ласкера:

«Англичанину не дано понять истинный смысл вещей, и быстрая эволюция современных идей оставила его далеко позади. Он – эгоист по отношению к своим соотечественникам. Он с подозрением смотрит на нас, немцев, переполненных идеями, жаждущих познания науки и готовых на любые жертвы. Кто из нас не философ? Я не знаю ни одного немца, в сердце которого не горит дух Фауста. Мораль немцев – не просто теория. Матери, жены, невесты благославляют своих сынов, мужей, любимых на битву. Именно к этому народу обращен человеческий гений...»

Абракадабра какая-то! Интересно, были ли известны Эйнштейну эти «воззрения» Ласкера, когда он писал воспоминания о нем? И как сам Ласкер относился к ним почти четверть века спустя, когда он вынужден был бежать из Германии? И был ли он таким уж мудрецом и провидцем, каким его сделали историки? А может быть, от мудрости до глупости, если вчитаться в слова Дидро, расстояние всего лишь в один шаг?

Во всяком слкчае, слова Ласкера, возможно, являются ключом к пониманию его личности и как человека, и как шахматиста. Скорее всего, говоря по-старому, он был приспособленцем, гениальным приспособленцем, оппортунистом чистой воды. Сегодня мы называем таких людей более обтекаемо - прагматиками.

Удивительно, что Каспаров, сделав такой замах – написать всю шахматную историю – от Стейница до наших дней, - не поработал по-настоящему с шахматными архивами. Наверное, возможностей у него, знаменитого шахматиста, человека, принимаемого на любом уровне, было побольше, чем у Льва Харитона в его бруклинской глуши. Поверьте, подобную цитату из Ласкера мне было найти ох как нелегко. У Каспарова же это не отняло бы никакого времени!

Я уже писал о том, например, что Каспаров, взявшись за описание Фишера, ограничился в основном его книгой «60 памятных партий» и книгой «Русские против Фишера». Возможно, в моих словах было определенное преувеличение, но то, что они в принципе верны, бесспорно. Фактически, рассказывая о Фишере, Каспаров даже не упомянул  такую выдающуюся книгу, как «Бобби Фишер – его подход к шахматам», написанную Эли Агуром. Скажу по правде, что мне совершенно неизвестно имя этого автора, но одно могу сказать определенно: это - самое выдающееся исследование о Фишере как шахматисте – только шахматисте. Можно только сожалеть, что этот труд до сих пор не переведен на русский язык. Эта книга – уникальна не только потому, что она о Фишере. Главное в том, что исследование подобного рода и масштаба вообще никогда не появлялось ни об одном шахматисте. Ни о Ботвиннике, ни о Петросяне, ни о Тале так никогда и не появлялась книга, в которой так детально и професионально препарировался бы их творческий метод в шахматах, алгоритм их шахматного мышления. Агур дает нам полнейший портрет Фишера – со всеми достоинствами и недостатками (!) его подхода к шахматам.

Такой книги хотелось бы видеть – особенно в исполнении Каспарова. А не просто прокомментированных  пускай и достаточно подробно партий великих шахматистов. О Фишере вообще существует огромная литература – немало появилось и в последнее время. Внимания заслуживал разбор статьи Рене Чун «Патетический эндшпиль Бобби Фишера» или книги Фрэнка Брэди «Портрет вундеркинда» - подробнейшего изложения биографии Фишера, осуществленного человеком, знавшим Бобби с его первых шагов в шахматах. Читателям каспаровской книги интересно было бы знать то, что думают о Бобби его родственники – близкая родня его покойной сестры Джоан. Эти материалы появлялись и на страницах печати, и в интернете. В интернете даже есть такой сайт – «статьи о Бобби Фишере». Из работы Каспарова видно, что ничем из упомянутого мной он по-настоящему не пользовался. А было бы интересно знать его мнение об этих публикациях, и как они преломляются в сознании автора по отношению к Фишеру. Каспаров же, только по одному ему известным соображениям, например, пользовался мнениями о Решевском и Фишере, высказанными таким человеком, как Ханон Расселл – совсем не шахматистом, а скорее, коммерсантом от шахмат, издателе интернетного ChessCafe. Замечу, что именно от таких, как Расселл, Фишер, возможно, и сбежал из Америки.

Несколько лет назад, еще живя в Париже, я купил небольшую книжечку английской журналистки Кэти Форбс. Это – собрание интервью известных шахматистов. В частности, беря интервью у Каспарова, Кэти спросила: «В чем ваше отличие, как сильнейшего шахматиста мира, от других ведущих гроссмейстеров?»  «Не знаю», - ответил Каспаров. «Это для меня тайна». Ну, уж если Каспаров не знает, чем он сам отличается от других шахматистов, иначе говоря, в чем его вклад в шахматы, то как он может судить о своих предшественниках? Разве что только пользоваться мнениями других. Что он и делает на протяжении всех книг своей эпопеи.

Пройдет время, прийдут другие шахматисты и назовут Каспарова своим предшественником. Возможно, они-то и решат, в чем заключалось новое слово Каспарова в шахматах. В шахматах, в которых он был настоящим профессионалом, а не любителем, как в политике, литературе и истории.

Новости и Комментарии, опубликованные на Сайте: Euruchess.org
Все Комментарии являются мнением их Авторов. Мы не несём ответственности за их Содержание.